Тел.: +7(962) 981-13-44 (многоканальный) office@itkor.ru
Выбрать страницу
5
(3)

«Хотелось, как лучше, а получилось как всегда». В.С. Черномырдин

Автор: Андрей Колесников (специально для портала «Научные публикации»)

«Ядерный» РИНЦ

Несколько лет назад был сформирован некий перечень «лучших» рецензируемых журналов России под названием «ядро РИНЦ». Цель и задачи, как обычно в подобных случаях, были заявлены вполне себе богоугодные (повышение качества публикуемых работ, выделение наиболее качественных рецензируемых журналов в отдельный перечень – «ядро РИНЦ». Глава подразделения IP & Science в России и СНГ, Thomson Reuters г-н Уткин, в частности, подчеркнул: «Задача нашего проекта была в том, чтобы выделить из большого количества российских научных журналов именно те, которые являются лучшими»[1].

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ
Олег Уткин — Глава подразделения IP & Science в России и СНГ, Thomson Reuters  (фото с сайта http://science.spb.ru)

Изначально, около 2-х лет назад, эта идея преподносилась профессиональному сообществу как попытка отбора 1000 лучших журналов России. На тот момент процедура оценки журналов, предусматривала, в частности, «анкетирование журналов с целью актуализации и дополнения информации о журнале», но в последствии этим никто не стал заниматься, все происходило весьма келейно. Кстати, в слайдах, представленных г-ном Еременко (идея создания «ядра РИНЦ» выглядела вполне логично, прозрачно и понятно), но потом, видимо, пошло что-то не так[2].

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ
Геннадий Ерёменко — ген.директор ООО «НЭБ» (РИНЦ) (фото с сайта http://science.spb.ru)

Весьма любопытно, что в одном из интервью программе «Гамбургский счет» ОТР председатель ВАК Владимир Филиппов сказал следующее об этом проекте: «министерство создало специальный проект, выделило средства и сказало: «Мы хотим отобрать тысячу журналов, их финансово поддержать, чтобы они через три года были в мировых базах данных». Оказалось – деньги пропали. Отобрали только 650 журналов. Нету других. Мы готовы были поддержать эти журналы, дать деньги этим журналам. А их нет»[3]. Остается неясным, деньги пропали или лучших 1000 журналов нет в России, все худшие?

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ
Владимир Филиппов (фото с сайта ru.wikipedia.org)

Между тем, «русскоязычная база данных стала четвёртой на платформе WoS, до этого уже были запущены китайская, корейская и латино-американская платформы. Журналы, вошедшие в RSCI, прошли строгий отбор – среди научных изданий России самые надёжные и влиятельные определяли как эксперты в рамках специально созданной Рабочей группы, так и российские учёные, для которых WoS является рабочим инструментом. В результате было отобрано 652 издания, из которых 202 имеют англоязычную версию»[4].

Библиометрический анализ ситуации

По какой-то непонятной нам причине в этом самом «ядре РИНЦ» оказались далеко не самые авторитетные и не самые уважаемые в экспертном сообществе журналы, по крайней мере, это можно смело утверждать по отношению к журналам по экономике. Хочу заметить, как показывает практика, попадание или непопадание в «ядро РИНЦ» напрямую влияет на репутацию научного журнала, а также авторов, которые публикуются в этих журналах. Кроме того, предусмотрена финансовая поддержка журналов из «ядра РИНЦ» за счет государственного бюджета, а также включение статей из этих журналов в международные системы цитирования.

По мнению некоторых аналитиков, процедура отбора рецензируемых журналов для включения в «ядро РИНЦ» была непрозрачной, недемократичной и необоснованной. Например, кто ответит на вопрос: каковы были критерии и методика отбора около 10 наименований из более 1250 журналов по экономике, включенных в РИНЦ? На основании какого анализа, «отцы-основатели» «ядра РИНЦ» сделали выводы о том, что 99% всех экономических журналов России недостойны войти в «элитный клуб», создаваемый несколькими частными лицами с государственной финансовой поддержкой? По информации, которая дошла до нас примерно около 2-х лет назад в виде слайдов, «изобретателями» этой, на первый взгляд, полезной идеи стоял один из проректоров ВШЭ и владелец/руководитель РИНЦ, который не шли на контакт для возможного обсуждения вхождения журнала в «ядро РИНЦ» (копии писем, отправленных главредом одного из журналов, г-ну Гохбергу и г-ну Еременко имеются у автора данной статьи).

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ
Леонид Гохберг (фото с сайта hse.ru)

Удивительно, но в «ядро РИНЦ» не сумели попасть такие известные и авторитетные экономические журналы, как: «Экономист» (основан в 1924 г.); «Российский экономический журнал» (основан в 1957 г.); «Вестник Института экономики РАН» (основан в 2007 г.) и многие другие.

У профессионального сообщества возникает вполне резонный вопрос, «мог ли определенную роль в «решении вопроса» сыграть Л.М. Гохберг — первый проректор НИУ «Высшая школа экономики», директор Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, возглавивший рабочую группу по социальным и гуманитарным наукам, резко уменьшив таким способом конкуренцию для «Экономического журнала Высшей школы экономики»?[5] К слову сказать, еще 4 журнала ВШЭ чудесным образом вошли в «ядро РИНЦ» («Форсайт»; «Корпоративные финансы»; «Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика»; «Бизнес-информатика»).

Наукометрические базы данных можно прокачать?

Как говорится, что охраняешь, то и имеешь. Между тем, по данным «Независимой газеты», Л.М. Гохберга независимые аналитики подозревают в причастности к «прокачке Хирша» — искусственном влиянии на наукометрические базы. Вот что говорят авторы статьи об этом ученом и его прямом и непосредственном начальнике: «третье направление искажения истинной информации об успехах экономистов-исследователей связано с деятельностью экономистов, имеющих публикации только с большим количеством соавторов. Это характерно, например, для группы ученых из ВШЭ, специализирующейся на статистических сборниках и аналитических докладах: у проректора ВШЭ Л.М. Гохберга 41 из 50 самых цитируемых публикаций написана с 4 и более соавторами, а у ректора ВШЭ Я.И. Кузьминова – 31 из 34. В таких случаях довольно трудно локализовать вклад исследователя, систематически работающего с большими коллективами коллег»[6]. Что же получается, возглавил рабочую группу экспертов, предварительно «прокачав Хирш» и, пожалуйста, лоббируй интересы своих журналов и топи чужие издания? А как же быть с академической этикой, господа?

ВАК в аренду «Диссернету»?

В одном из своих интервью, как они себя именуют, «отец-основатель» сетевого общества «диссернет», член президиума ВАК РФ г-н Гельфанд вслух рассуждает так: «если бы государство не было идиотом, то в каких-то областях этих людей (диссернетчиков. Прим.автора) нужно было бы инкорпорировать, как есть, а не устраивать возню с регистрацией всех добровольческих организаций и не пытаться создавать что-то казённое и параллельное»[7].  Эти предприимчивые ребята видят в лице ВАК, «что-то казенное и параллельное» и предлагают подменить эту «архаичную» систему «диссернетом». Мне видится в этом желание отцов-основателей «диссернета» «приватизировать» департамент аттестации научных кадров Минобрнауки России.

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ
Михаил Гельфанд (фото с сайта mozgovoyshturm.ru)

Вот, что другой «отец-основатель» сетевого общества сообщил в одном из своих интервью: «для неграмотных поясняю: ВАК никогда не проверяет диссертации на наличие плагиата. ВАК проверяет исключительно личные дела. Но иногда они могут полистать докторскую диссертацию. И второй важный пункт: каждый, кто знаком с нашими исследованиями, знает, что в исследовательских советах ВАК, которые дают рекомендацию утвердить ту или иную диссертацию, сидят люди, которые многие годы торговали учеными степенями. Вы просто тыкаете на каждого из них и видите, что человек участвовал в пяти, десяти, тридцати фальшивых защитах»[8]. Нужны ли тут комментарии?

Надо ли превращать ВАК в филиал «диссернета», вот в чем вопрос?

А в другом интервью этот же «отец-основатель» сетевого общества «диссернет» делает сенсационное сообщение, что научные журналы России зарабатывают на сомнительных статьях до 20 млрд руб. ежегодно, откуда он эту цифру взял не сообщается, видимо, умножил количество статей на некую стоимость, которую, с его точки зрения, взимают научные журналы[9]. Вот тут возникает вопрос, для чего создавалось «ядро РИНЦ», не для того, чтобы поделить данный рынок? Хотя, справедливости ради, следует подчеркнуть, что самоокупаемых научных журналов в России почти не существует в силу разных причин. Те средства, которые взимаются издательствами с авторов, лишь частично могут покрыть расходы, связанные с изданием научного журнала. Таким образом, некоторая убогость отдельных рецензируемых изданий России, не в последнюю очередь, является последствием нищенского существования.

«Отец-основатель» сам злостный нарушитель этики?

Хотя очевидно, что проблема плагиата актуальна как в России, так и в других странах, и ее необходимо решительно устранить. Шантаж в данной плоскости еще больше дискредитирует науку, чем само наличие проблемы плагиата. Между тем у подавляющего большинства представителей науки деятели «диссернета» не вызывают уважение. И это связано с тем, что большинство «отцов-основателей» «диссернета» имеет не очень чистую научную репутацию и зачастую сами по-крупному нарушают научную этику.

Недавно в одной из статей авторы дали оценку научным достижениям одного из главных активистов «диссернета», Андрея Ростовцева, «многие статьи А.А. Ростовцева насчитывают 100, 200, 500 и даже 584 соавтора. Да-да, это не опечатка: пятьсот восемьдесят четыре соавтора на девятистраничную статью. К слову, девятистраничную работу этого удивительного авторского сообщества можно отнести к разряду «больших». Из-под их пера выходили труды на семи, пяти и даже трех страницах, причем, как нетрудно догадаться, не менее двух страниц текста статьи занимает перечисление участников авторского коллектива и ссылки. Не менее 140 работ из 209, упомянутых в списке публикаций А.А. Ростовцева, насчитывают 100 и более соавторов!» [10] Если сливки таковы, то что же тогда молоко?! Как же напрашивается в этом месте цитата другого «отца-основателя» сетевого сообщества г-на Заякина: «у нас нет статьи, по которой человека можно уволить за позор или безнравственное поведение»[11]!

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ
Андрей Ростовцев (фото с сайта vk.com)

Селекцирование или лоббирование?

«Эксперты» и специалисты по селекционированию лучших научных журналов пошли еще дальше. Некоторые крупные государственные вузы стали составлять свои «внутренние» списки журналов, публикации в которых учитываются при начислении академических стимулирующих доплат. Так, например, ВШЭ исключила из своего внутреннего перечня рецензируемые журналы, входящие в перечень ВАК России и имеющие историю гораздо более солидную чем сама Высшая школа экономики.

На одно из писем возмущенных издателей, ВШЭ отделалась отпиской за подписью первого проректора Радаева В.В., мол, поймите, решение коллективное, следовательно, пересмотру не подлежит, потерпите 2 года, тогда будем пересматривать перечень журналов, авось что-нибудь получится. Обратите внимание, речь идет о распределении бюджетных денег между сотрудниками вуза с одной стороны, о репутации научного журнала – с другой. Им невдомек, что имеется официальный перечень ВАК России, куда вошли те журналы, которые соответствуют установленным законодательством требованиям и неправомерно это подменять какими-то локальными «коллективными» решениями на уровне вуза, умышленно «подгоняя» данные под заранее заданный результат. Это нарушает не только этику, но и правовые нормы, а также антимонопольное законодательство. Российском законодательством запрещено подобным образом устранять конкуренцию. Я подчеркиваю, речь идет о государственном университете, который финансируется из федерального бюджета, а также за счет бюджетов разных уровней в рамках выполнения НИР.

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ
Вадим Радаев (фото с сайта hse.ru)

Зачем на бюджетные деньги готовить агентов для Запада?

Несколько лет назад был снят сюжет журналистами 5-го канала в Санкт-Петербурге, в котором говорилось о тайной встрече американского генконсула со студентами ВШЭ. В телесюжете вполне обоснованно говорится о том, что ВШЭ является одной из площадок, через которую зарубежные страны сначала приглашают на работу одаренную молодежь, а затем ее вербуют[12]. Интересно, каков процент выпускников ВШЭ, которые в настоящее время трудятся за рубежом или в транснациональных корпорациях? Для этого ли нам нужна была академическая мобильность наших выпускников, ради этого ли ВШЭ больше всех ратовала за переход на двухуровневую систему подготовки (бакалавр-магистр)? Кто-нибудь проанализировал, результаты принятия РФ Болонского процесса? Почему же за деньги российских налогоплательщиков готовят сотрудников для западных компаний и агентов западной разведки? Мы не против экспорта образовательных услуг, мы против «утечки мозгов», мы также против финансирования деятельности, не приносящей пользы для российского государства и российской экономики. И это в условиях нынешнего противостояния Россия-Запад! Нуждается ли Россия в подобной праволиберальности? Как же тут не принять к сведению мнение известного российского профессора Валентина Катасонова, «высшая школа[13] выращивает прозападных либералов, внушая им, что современная колониальная паразитическая мировая финансовая модель является правильной и единственно возможной»[14].

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ
Валентин Катасонов (фото с сайта zen.yandex.ru)

Библиометрические показатели — куда делись выделенные деньги?

При этом особо следует подчеркнуть, что ВШЭ входит в проект 5-100 Минобрнауки РФ[15]. В рамках данного проекта ведущие университеты РФ, в том числе ВШЭ, получают миллиардные субсидии из бюджета Российской Федерации. Это вообще отдельная песня. «Ни один из вузов, участвующих в программе, пока даже не приблизился к первой сотне мировых рейтингов – при том, что 2020 год уже наступил. Более того, поскольку Минобрнауки заключало с каждым вузом отдельный договор, некоторые из них вообще «потеряли» пункт о необходимости попадания в топ-100. Например, в договоре с Самарским аэрокосмическим университетом фигурирует трёхсотое место, а в договоре с ВШЭ позиции в рейтингах вообще не упоминаются. Методику, по которой рассчитывается эффективность вуза, разработали только в конце 2014 года, хотя средства были выделены намного раньше.

Интересно, что даже сейчас, когда Минобрнауки определило семь ключевых показателей успешности вуза, не обходится без странностей. Так, высокие средние баллы ЕГЭ абитуриентов вуза являются одновременно и критерием, по которому вуз включается в программу, и показателем его успешности в рамках «5-100». В этой неразберихе ректоры участвующих в проекте вузов трактуют любую неопределённость в свою пользу. По заключению аудиторов, «основное направление использования вузами предоставляемых субсидий – заработная плата». В среднем на зарплату финансируемые по программе вузы потратили около 60% перечисленных средств. Возврата полученных вузами средств в случае недостижения вузами плановых показателей не предусмотрено. Тем не менее, некоторые вузы ухитрились установить плановые показатели на 2015 год ниже уже достигнутых в 2014 году. По оценкам аудиторов, продвижение вуза на один пункт в мировых рейтингах обходится государству в сумму от 10 до 180 миллионов рублей. Как заявила на коллегии Счётной палаты Татьяна Голикова, министерству образования необходимо как можно скорее разработать и утвердить нормативную базу и пересмотреть показатели эффективности, сделав упор на вкладе вузов в российскую экономику и эффективности расходования выделенных средств. Сложившаяся на сегодня ситуация, по мнению Голиковой, «создаёт риски неисполнения указа президента»[16].

Получается очень странный расклад. Российское государство тратит миллиарды рублей налогоплательщиков на то, чтобы подготовить специалистов для западных компаний и их представительств в России! Так, в чем же заключается польза для России? Почему ВШЭ при оценке журналов для выплаты академических надбавок для своих сотрудников использует западные стандарты, а не российские? Хотя, справедливости ради, следует подчеркнуть, что российские стандарты разработаны, взяв за основу общепринятые на Западе стандарты. Нельзя упускать из виду то, что на Западе культура использования систем цитирования для наукометрических измерений возникла более 50 лет назад, а в России – около 10 лет, в России сегмент науки имеет свои ярко выраженные библиометрические особенности. Между тем, во многих странах Запада наукометрика является лишь вспомогательным инструментом оценки вклада того или иного ученого, а экспертная оценка играет главную роль. Естественно, «в случае правильного использования библиометрия и альтметрика могут быть очень полезны в управлении исследованиями и оценке их полезности. Но нужно понимать, какие именно показатели играют ключевую роль, почему и каким именно образом их нужно использовать. Необходимо создавать руководящие принципы, которые будут гарантировать, что злоупотребления показателями и «игр» в системе оценке не будет»[17]. Также следует подчеркнуть, «что все наукометрические показатели являются статистическими и ни в коей мере не могут отражать качество какой-либо отдельно взятой статьи или однозначно характеризовать уровень конкретного ученого». Количество цитирований может указывать как очень высокий уровень представленных в статье результатов, так и наличие в статье грубейших ошибок, но что можно сказать точно – так это то, что тема, затронутая в высокоцитируемой по той или иной причине статье, является «горячей», т. е. вызывает интерес большого количества ученых»[18].

«Диссернет» — что это?

Парадокс в том, что сетевое общество «диссернет», главным образом состоящее из случайных, но предприимчивых авантюристов, пытается брать на себя роль эксперта. Имеют место случаи, когда молодые люди, представляющие активистами сетевого общества «диссернет» оказывают прямое давление на членов диссертационных советов при рассмотрении их заявлений о лишении ученой степени. Именно так было при рассмотрении апелляции по диссертации одного из министров. Членам диссовета прямо говорили, если не будет искомый результат, то активисты возьмутся за них, т.е. будут тщательно изучать их труды и диссертации их учеников и прилагать все усилия по их дискредитированию. Такое недопустимо! Также злые языки утверждают о наличии неких звонков от активистов, и это связано с возможностью оглашения информации с наличием плагиата в диссертации. Такое нельзя допускать, особенно в тех случаях, когда речь идет о государственных служащих высокого ранга. Ведь 163 статья УК РФ имеет название «Вымогательство, шантаж». Как-то в коридорах ВАК я встретил ребят из «диссернета», когда спросил у них: «как же вы можете давать оценку диссертации, если вы никогда сами не защищали диссертации», — они мне ответили: «зато у нас Хирш очень высокий».

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ БАЗЫ

[1] Болохова К.  В WEB of science разместили базу данных российских научных изданий // http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=112763#.WKp8RaChqkq

[2] Еременко Г.О. Совместный проект компаний Thomson Reuters и Научной электронной библиотеки eLIBRARY.RU при поддержке ВШЭ и РАН (слайды) http://www.library.spbu.ru/blog/wp-content/uploads/2014/12/eremenko.pdf

[3] Филиппов В.М.: Диссернет подсказывает «полезные адреса», но решение всегда принимают эксперты https://otr-online.ru/programmi/gamburgskii-schet-24869/rektor-rudn-vladimir-64248.html

[4] Болохова К.  В WEB of science разместили базу данных российских научных изданий // http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=112763#.WKp8RaChqkq

[5] Ипполитов С.С. Российские научные журналы под лупой «Диссернета»: «борьба за чистоту науки» или «чистой воды болтовня»? // Экономический журнал. №44, 2016 г. стр. 8-27.

[6] Кантор В. Михаил Гельфанд о Диссернете и гражданском обществе: «Бессмысленно атаковать распределённую сеть» (http://activatica.org/blogs/view/id/3152/title/mihail-gelfand-o-dissernete-v-grazhdanskom-obshchestve-bessmyslenno-atakovat-raspredeljonnuyu-set)

[7] Кантор В. Михаил Гельфанд о Диссернете и гражданском обществе: «Бессмысленно атаковать распределённую сеть» (http://activatica.org/blogs/view/id/3152/title/mihail-gelfand-o-dissernete-v-grazhdanskom-obshchestve-bessmyslenno-atakovat-raspredeljonnuyu-set)

[8] Адамов Д. Заякин о диссертации Гуляева: похоже не на плагиат, а на купленную работу  http://yakutia.info/article/178496 

[9] Пушкарев И., Полозов А. «Прямой плагиат, самоплагиат, загадочное авторство» (https://www.znak.com/2017-02-03/za_chto_nauchnyy_zhurnal_iz_ekaterinburga_popal_v_novuyu_bazu_disserneta_i_teper_grozitsya_posadit_e

[10] Балацкий Е.В., Юревич М.А. Измерение академической этики. К чему приводят мутации наукометрического индекса Хирша? //Независимая газета от 25.05.2016 (http://www.ng.ru/science/2016-05-25/11_etika.html)

[11] Адамов Д. Заякин о диссертации Гуляева: похоже не на плагиат, а на купленную работу  http://yakutia.info/article/178496 

[12]Тайные знания. Генконсул США в Петербурге в режиме строжайшей секретности провел лекцию для студентов ВШЭ (https://www.youtube.com/watch?v=Ig4l1MAf6T8)

[13] Г-н Катасонов имел в виду высшую школу России как таковой, а не Высшую школу экономики.

[14] Катасонов В. Высшая школа нужна для продуцирования дураков. Лекция. https://www.youtube.com/watch?v=Y3z5zsai40w

[15] Проект Минобрнауки Российской Федерации «Повышение конкурентоспособности ведущих университетов Российской Федерации среди ведущих мировых научно-образовательных центров» // минобрнауки.рф/проекты/5-100

[16] Центр экономического развития и сертификации // Программа «5-100»: рейтинги – не самоцель! http://profiok.com/about/news/detail.php?ID=3170

[17] Независимый обзор роли наукометрических показателей в оценке исследований // http://editorialboard.ru

[18] Москалева О. Поверить индексом науку // https://www.gazeta.ru/science/2012/12/19_a_4896245.shtml

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 3

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.